Аксиомы многодетности
Читать больше

На все лето мы с детьми уезжаем в деревню. Среди дачников разных мастей наша семья – единственная многодетная.

Я с удивительным постоянством слышу одни и те же банальности:

– Ну, вы даете! В наше-то время…

– И как ты справляешься с такой оравой? Я просто не представляю…

– Получается младшим хоть изредка-то время уделять?

Одна знакомая даже у моего отца умудрилась поинтересоваться, как он себя ощущает в роли деда стольких внуков. И в голосе явно сквозило легкое сочувствие: мол, дочка-то Ваша не рехнулась ли случайно…

Мне регулярно приходилось отвечать на вопросы малознакомых людей, желанные у нас дети или же мы просто не решились на аборт.

Недавно я подловила себя на малодушном желании отсиживаться за высоким забором и по возможности реже контактировать с соседями. Муж однажды подметил, что в нашей стране не стыдно быть гомосексуалистом, буддистом, заниматься йогой – но как-то неловко быть многодетными. Даже к пьяницам почему-то относятся иногда с большей симпатией, чем к многодетным родителям.

Одна женщина, которая в 90-е воспитывала пятерых детей, однажды призналась мне, что часто в спину ей летели матерные ругательства. Видимо, в те годы многодетность стойко ассоциировалась с неблагополучием и асоциальностью. Сегодня к многочадию относятся не так агрессивно – очевидно же, что рожают молодые, непьющие, в полноценной счастливой семье. Но все же некоторая настороженность остается: кто эти чудаки, которые не регулируют свою рождаемость жилищными условиями и уровнем достатка?

И вот так вроде ходишь, как дракон о трех головах, смиренно терпя бестактные взгляды и вопросы. Да, нет-нет и подловишь себя на внутренней надменности.

Что ждешь особого к себе снисходительного отношения. Оправдываешь количеством детей беспорядок в доме, леность в молитве, несдержанность и раздражительность. Лично меня от этого чудесного образа излечивает наш городской храм: у Ивановых пятеро детей, у Петровых шестеро, а Сидоровы восьмого ждут. Приедешь и тут же поймешь, что у тебя самая обычная семья, ничуть не многодетная. И стыдно становится жаловаться, оправдываться и воспитывать детей «вполсилы».

Бог никому не дает креста тяжелее, чем мы можем понести. И когда кажется, что дети «из рук вон» и «сил моих больше нет», полезно бывает вспомнить, что на свои силы-то как раз и не надо очень уж рассчитывать.

Когда болеют дети – а они имеют удивительные способности болеть все сразу или по очереди – материнские ресурсы становятся поистине неисчерпаемыми. Мы можем сутки напролет не есть, не спать, терпеливо переносить капризы и истерики, не раздражаться и все покрывать любовью. Не в том ли секрет, что в эти дни мы чуть усерднее молимся и больше полагаемся на Господа? Признав свою беспомощность и обратившись к Творцу, мы получаем и силы, и терпение, и физическую выносливость.

Мне кажется, что многодетность – это как раз вопрос доверия супругов друг другу и Богу.

Меня не один раз спрашивали, что я буду делать с большим количеством детей «если что»: если бросит муж, если не станет здоровья, если уволят с работы… Легко говорить, когда ты не оказался в такой ситуации. Но мне кажется, что я буду просто просить Бога – дать моим детям одежду и еду, силы прожить день, достойную работу. Стучать и стучать, пока мне не отворят. А для сегодняшнего дня достаточно своих забот. Ведь многодетные – это не инфантильные безумцы, которые совсем не заботятся о будущем, не каста «избранных». Это обычные люди, которые любят друг друга, своих детей, стараются жить с Богом и во всем Ему доверять.