Нило-Сорская пустынь: как была устроена жизнь аскетов с непроходимых болот
Читать больше

Многие знают, что преподобный Нил Сорский был аскетом и проповедовал нестяжательство. А в чем это нестяжательство заключалось? Как жили монахи и сам святой в Нило-Сорской пустыни?

Жизнь в скиту среди монахов считается «золотым», или «срединным», путем. Это, с одной стороны, и не полное отшельничество, которое выдержать очень трудно, потому что оно сопряжено со многими духовными опасностями и искушениями, с другой — и не монашеское общежитие (киновия), которое больше раскрыто миру, наполнено заботами о монастырском хозяйстве, отвлекающими от безмолвия и созерцания. Скиты, как правило, укрывают в малодоступных и малоприспособленных для жизни местах: изначально — буквально в пустынях, а позже — и в горных ущельях, и на болотах, и в глухих лесах… Живут в скитах (или, как их еще иначе называют, пустыньках) лишь несколько монахов, общего большого хозяйства здесь нет, зато есть духовное наставление, которое помогает избежать опасных «прелестей» на пути спасения души.


1

С чего все началось

Преподобный Нил Сорский (мирское имя неизвестно) родился в 1433 году. Родом он был москвич, происходил из семьи дьяка (говоря современным языком, госслужащего). До пострига, полагают историки, служил подьячим (мелким чиновником). Известно, что у преподобного Нила был брат, Андрей Майко (Майков), который служил дьяком у великих князей Василия II Темного и Ивана III, в течение 50 лет выполнял важные дипломатические поручения, участвовал в посольствах. В конце жизни принял монашество с именем Арсений в том же монастыре, что и его брат Нил, — в Кирилло-Белозерском.

Нил Сорский был пострижен в Кирилло-Белозерском монастыре в начале 1450-х годов, а после 1475 года ушел вместе с учеником Иннокентием (Охлябиным) из монастыря на Афон и в Константинополь. Есть предположение, что они побывали и в палестинских обителях. Там Нил долго изучал практику «умной» молитвы и скитского жития. Вернувшись в Россию в 1480-х, преподобные Нил и Иннокентий в 1480 году построили кельи по скитскому обычаю на реке Соре, в болотистом месте, в 16 верстах от Кирилло-Белозерского монастыря, и некоторое время жили там. Из окна одной кельи можно было увидеть только другую келью: ничто не должно было отвлекать подвижников от созерцания, безмолвия и изучения божественных писаний. В будущем уединенное житие каждого инока в Нило-Сорской пустыни сохранялось вплоть до XVII века. Лес вблизи келий рубить запрещалось.

Неподалеку от келий Нил выкопал колодец для питьевой воды и пруд для поливки огорода. На Соре поставил мельницу. В 250 метрах от келий святой подготовил земляной фундамент для скитской церкви — своими руками натаскал на болотистое низкое место гору земли, на которой поставили первый деревянный Сретенский храм.

Постепенно к Нилу стали стекаться желающие поселиться в скиту. Иноков преподобный отбирал строго. По его уставу, приходящий обязан был изучать божественные Писания, неукоснительно соблюдать заповеди Божии и монашеское делание и ни в коем случае не допускать самочинства. Желающих жить по своей воле Нил Сорский сразу отправлял из пустыни. Всего в скиту при преподобном, по разным сведениям, жило 6–12 человек.

Затворившись в скиту, Нил Сорский не остался в стороне от обсуждения важнейших вопросов русской церковной жизни своего времени. Он участвовал в церковном Соборе 1490 года, собранном в Москве по поводу ереси «жидовствующих», а также — в Соборе 1503 года, который более всего известен как «Собор о монастырских селах и стяжаниях». Вообще, это важный момент в истории Русской Церкви — в первой половине XVI века в ней развернулась полемика о монастырском землевладении и, шире, о роли монастырей в жизни христианского общества. 


2

Строгие правила жизни

Правила скитской жизни Нила Сорского изложены в его «Предании» и в «Уставе скитского жития»:

    • из скита без благословения настоятеля и в неустановленное время не выходить;

    • из кельи можно выходить лишь в непостные дни — вторник, четверг, субботу и воскресенье; во время Великого поста — только в субботу и воскресенье;

    • никаких крепких напитков в скиту;

    • женщинам в скит вход воспрещен, нельзя также принимать отроков и держать служебный скот «женского рода»: «Женам же входити к нам в ските не подобает, ниже бессловесных коих женьска рода на послужение или на иную кую потребу имети; и сие бо возбранное нам. Такоже и отрочат на служение держати не подобно, и сохранятися всяческы гладкых женовидных лиц»;

    • келья не является собственностью инока: монах, уходящий из скита, теряет все права на нее и при возвращении не может требовать ту же келью для жительства;

    • иноки не имеют собственности: за «житейское попечение» братии отвечает строитель: он следит за исправностью печей, ремонтом келий, мостов, мельницы. Порядок избрания и обязанности строителя Нило-Сорского скита в XVII века более всего можно сравнить с должностью афонского дикеоса. Дикеос жил при соборной церкви и заботился о ней, кроме того, он осуществлял починки и строительство скитских зданий, но с обязательного согласия старцев скита. Первым строителем Нило-Сорского скита можно считать самого преподобного Нила. Но следует отметить, что сами обязанности строителя Ниловой пустыни претерпели некоторые изменения к началу XVII века;

    • послушаний у монахов нет: иноки не участвуют в строительстве церкви, мощении мостов, мшении стен в кельях, починке печей, сельскохозяйственных и хозяйственных делах — их жизнь посвящена «внутреннему деланию», а монастырскими работами занимаются наемные люди, получающие плату из скитской казны;

    • общей трапезы нет, кроме престольных, больших двунадесятых праздников и дней именин членов царской семьи: монахи сами, каждый для себя, пекут хлеб и питаются отдельно, получая продукты, утварь, дрова из скитской казны;

    • у пустыни нет собственной пахотной земли, скота, сел и деревень;

    • убранство храмов самое простое: драгоценных окладов нет, посуда деревянная и оловянная, лампады железные, покровы простые, у образов — бумажные пелены;

    • запрещено каменное строительство и сбор сокровищ в храмах пустыни: сохранилось предание, что в 1569 году царь Иоанн Грозный хотел построить в пустыни каменный храм вместо деревянного, но преподобный Нил явился ему во сне, строго запретил это делать, и царь лишь увеличил «государево жалование» обители;

    • в небольшой степени монахи сами пополняют скитскую казну плодами своих трудов: переписыванием и составлением книг, иконописанием, огородничеством, но в условиях севера, строгого скитского устава и неприспособленного места прокормиться собственными трудами сложно, поэтому настоятель разрешил своей обители принимать милостыню нужную, но не излишнюю;

    • основное средство содержания братии составляет «государево жалование» (руга), которую скит стал получать с 1515 года. Ругу строитель скита частично раздает братии деньгами, частично — «запасом» (продуктами)…

Болотистое место диктовало бытовые условия жизни: кельи, хоть и устроенные на высоком подклете и имевшие погреба, постоянно отсыревали, гнили и требовали ремонта. Между кельями необходимо было все время менять и ремонтировать мостки. Дороги в ближайшие деревни и в Кириллов монастырь нуждались в регулярной расчистке от бурелома.

Богослужебный и келейный устав Нило-Сорской пустыни предусматривал сбор монахов на службу лишь два раза в неделю — по четвергам и воскресеньям. Если в другой день случался большой или двунадесятый праздник, то служба на четверг отменялась. Всенощное бдение продолжалось всю ночь. Во время нее вычитывалось пол-Псалтыри, четыре канона (для сравнения — в современной практике всенощного бдения читается лишь один канон). Каждый монах исповедовался всей братии. Чтение Писаний и исповедь продолжались два-три часа.

Повседневно полагалось на день и на ночь отпевать по «полпсалтыря», молитв 600 или 1000, поклонов 300 или 600: неграмотные вместо Псалтыри должны были вычитывать 6000 молитв, и за «полпсалтыря» — 3000. В монашеской практике обычно использовалась Иисусова молитва, а не какие-либо другие молитвословия.

Основное внимание всего келейного правила монаха скита сосредотачивалось на «умной молитве», на достижении безмолвия — исихии, когда, как пишет сам Нил Сорский, «не молитвою молится ум, но превыше молитвы бывает». Жизнь скитского инока, в отличие от жизни монаха в киновии, лишена постоянного общения с духовником, поэтому «наставником» иноку становилось само «божественное Писание», которое Нил Сорский требовал постоянно изучать и знать досконально.

В скиту была большая библиотека. Среди книг были и переписанные и отредактированные основателем пустыни — старцем Нилом. Особо почитали здесь творения Ефрема Сирина, который много писал о Страшном Суде и покаянии. Сам настоятель, старец Нил для иноков виделся последователем Ефрема Сирина — учителем смирения и покаяния, завещавшим, как и древний святой, оставить его тело после смерти без всякого погребения и посмертных почестей.


3

Нило-Сорская пустынь: жизнь после Нила

Завещание Нила Сорского исполнено не было — его погребли в 1508 году не в «бесчестном месте», а у стены церкви Сретения, позже над гробом устроили золоченую раку. Первая икона и канон появились в конце XVII века, тогда же, видимо, состоялась и канонизация святого. Скоро после своего преставления Нил Сорский стал почитаться в скиту и в других русских монастырях как «начальник скитского жития».

Нилов скит в XVI–XVII веках знали и почитали. Скит был тесно связан с Соловецким монастырем — паломники на Соловки шли через Нилову пустынь и Кириллов монастырь. Старцы Соловецкого монастыря жаловали в Нилову обитель книги и богослужебную утварь. Князья, бояре, Патриархи, цари и простые богомольцы жертвовали скиту средства, но богатой обитель никогда не была, сохраняя заветы своего создателя о нестяжании и аскетическом подвижничестве.

С 1641 по 1777 год Нило-Сорский скит был приписан к Кириллову монастырю. До первой половины XVIII века пустынь жила по скитскому уставу, но потом Кирилло-Белозерский монастырь из-за секуляризационной реформы 1764 года лишился многих своих земель и крестьян, разорился и перестал давать Ниловой пустыни «государево жалование». Из-за этого жизнь в скиту стала постепенно угасать.

В XVIII веке скиты по всей России превратились в большей степени в места ссылок провинившихся монахов. Такая участь постигла и Нило-Сорскую пустынь — сюда стали направлять иноков, уличенных в винопитии. Лишь в 30-х годах XIX века обитель возродилась, но уже не в том виде, в каком создал ее преподобный Нил.

Иеромонах Никон (в миру Николай Прихудайлов) сделал из скита общежительную обитель с новым уставом (пустынь была восстановлена как самостоятельный общежитийный монастырь указом Синода в декабре 1850 года). Он искренне почитал и любил преподобного Нила Сорского и хотел наладить в пустыни монашескую жизнь. Стараниями Никона вместо ветхих деревянных построек появились новые, был возведен каменный собор, к нему примыкали колокольня и ризница. Возвели надвратную каменную церковь. Все это — «не богатством царей, но горстью неимущих в дебрях, почти непроходимых», как с гордостью говорил Никон. Изменилось посвящение монастыря — он стал называться Тихвинским.

Отец Никон умел привлечь к захолустному монастырьку внимание столичной знати, выезжал в Санкт-Петербург для сбора пожертвований. После четырех лет строительской деятельности иеромонах по клеветническому навету одного из братьев был выслан в Иверский Валдайский монастырь, где провел почти десять лет и вернулся в Нило-Сорскую пустынь лишь благодаря заступничеству фрейлины императрицы Т. Б. Потемкиной. Он не забыл древние традиции пустынножительства, заведенные Нилом Сорским. Вскоре по возвращении иеромонах устроил Иоанно-Предтеченский скит на месте, где когда-то стояла келья преподобного, и сам был облечен в схиму и наречен Нилом.

В Иоано-Предтеческом скиту при Нило-Сорской пустыни в уединении и безмолвии жили схимники. В 1860 году в 50 метрах к югу от Предтеченского скита иеросхимонах Нил устроил еще более уединенный Успенский скит и прожил здесь последние 10 лет своей жизни, до 1870 года. Нила уважали и почитали в пустыни, многие подвижники монастыря начинали свою монашескую жизнь под его духовным руководством.


4

Запустение и возрождение

В ХХ веке мирная жизнь монастыря, как и большинства обителей в стране, закончилась. По одному из первых декретов советской власти монастырская земля и постройки обители перешли в распоряжение местных органов власти. В 1919 году описали ризницу, храмы, все движимое и недвижимое имущество. В 1924 году церковь и имущество передали под охрану милиции волостного исполкома, а вскоре в пустыни разместили колонию Кирилловского уездного исправительного дома.

8 августа 1927 года президиум Череповецкого губисполкома с согласия Главнауки принял решение о закрытии Нило-Сорского монастыря и передаче его для культурных нужд населению Кирилловского уезда (до 1930 года здесь размещалась колония) в ведение Главнауки; «как исторический памятник» был оставлен Иоанно-Предтеченский скит со всем имуществом. С 1 октября 1927 года Череповецкий окружной музей сдал скит в арендное пользование без права богослужения монахам. Этот договор действовал до 1 октября 1930 года.

Последний настоятель Нило-Сорской пустыни архимандрит Иларион после изгнания насельников из обители скитался по деревням, начал юродствовать. Осенью 1937 года он пришел умирать в родное Есипово. Попросил похоронить его тайно на картофельном поле, как когда-то просил о тайном безвестном захоронении основатель Нило-Сорского монастыря. Просьбу архимандрита Илариона исполнили.

Почти 60 лет в Нило-Сорской пустыни располагался Пустынский психоневрологический интернат.

Сейчас Нило-Сорская пустынь, каменный архитектурный ансамбль середины XIX — начала ХХ веков, статуса памятника архитектуры не имеет, ветшает и разрушается.

Возрождение Нило-Сорской пустыни началось в декабре 2018 года. На Рождество, 7 января 2019 года, здесь прошла первая с момента закрытия монастыря Божественная литургия, которую совершил иеромонах Евфимий (Ершов), назначенный указом митрополита Игнатия настоятелем Архиерейского подворья Нило-Сорская пустынь.

17 февраля 2019 года, в Неделю о мытаре и фарисее, на Архиерейском подворье Нило-Сорская пустынь Кирилловского района Вологодской области впервые за более чем сто лет совершена Божественная литургия архиерейским чином. Богослужение возглавил митрополит Вологодский и Кирилловский Игнатий.

30 мая 2019 года Священный Синод Русской Православной Церкви принял решение об открытии монастыря Нило-Сорская пустынь Вологодской епархии. На должность настоятеля обители был назначен иеромонах Евфимий (Ершов), который был поставлен в игумены митрополитом Вологодским и Кирилловским Игнатием в Нило-Сорской пустыни 9 июня 2019 года.