Как Русский Север стал оплотом старообрядчества
Денис Халфин
Читать больше

В середине XVII века произошло трагическое событие в жизни Русского государства, известное как раскол. Противники церковных реформ, проводимых Патриархом Никоном в 1653 году, были объявлены государственными преступниками, преданы анафеме и подверглись жестоким гонениям. Русский Север стал для многих из них надежным убежищем.


1

Почему случился раскол?

В результате церковных реформ богослужебные книги московской печати были приведены в соответствие с современными на тот момент греческими сборниками, изданными в Венеции. Ряд изменений затронул обрядовую сторону церковной жизни, и, несмотря на то, что нововведения никак не коснулись основополагающих догматов Православия, русский народ раскололся на два лагеря — сторонников реформы и ее противников. При этом сами себя старообрядцы стали называть «староверами», подчеркивая, что речь идет о сохранении старой, то есть истинной, неиспорченной веры.

На церковном Соборе 1666–1667 годов реформы Патриарха Никона были одобрены при поддержке царя Алексея Михайловича, а те, кто остался верен старому обряду, преданы анафеме. Надо понимать, что в те времена анафема была не просто внутрицерковным делом. Согласно «Соборному уложению» 1649 года, преступления против Церкви приравнивались к преступлениям против государства, за что предусматривалась смертная казнь.

Наивысшим пиком противостояния властей и старообрядчества стали 1680-е годы, время правления старшей сестры юного тогда еще Петра I, царевны Софьи. Тогда вышли в свет «Двенадцать статей царевны Софьи», определявшие степени наказания для раскольников и их пособников. В соответствии с ними, последних не только лишали имущества и заточали в остроги, но и били батогами, жестоко пытали и живыми сжигали в деревянных срубах.


2

Великий перелом

Надо признать, что агрессивная реакция государства на своеволие старообрядцев с каждым годом всё больше отчуждала и обособляла их от официальной Церкви. Со временем определенная часть отколовшейся паствы лишилась полноты церковной жизни и погрязла в пагубных сектах. В результате раскол стал большой трагедией и для старообрядцев, и для Церкви.

Гонения на приверженцев старого обряда продолжались до XX века, и политических мотивов для этого было больше, чем религиозных. Только в 1971 году на Архиерейском Соборе Русской Православной Церкви старые обряды были официально признаны «равноспасительными и равночестными».

В настоящее время в некоторых епархиях имеются старообрядные (единоверческие) приходы, которые никак не объединены между собой организационно, административно подчиняются священноначалию Русской Православной Церкви, едины в вере с нею, но при этом придерживаются дореформенных обрядов в богослужении и особого строгого уклада в приходской и домашней жизни.


3

Курс на Север

Но вернемся в далекое прошлое: со второй половины XVII века противникам никоновских реформ пришлось под страхом смерти прятаться от преследований на окраинах русских земель и на чужбине: они уходили далеко за «уральский камень», в донские и прискаспийские степи, к западным рубежам, в Польшу и Прибалтику. Огромное множество их устремилось в непроходимые леса бескрайнего Русского Севера.

Немаловажно, что с этим регионом связано житие одного из самых известных ревнителей древнего благочестия — протопопа Аввакума. Он отбывал ссылку в беломорской Мезени, а последним его пристанищем и местом мученической кончины стал заполярный Пустозерский острог, расположенный в нижнем течении Печоры. Со временем эти места превратились в центры паломничества.

Сам по себе Русский Север по ряду культурно-исторических факторов оказался благоприятной средой для старообрядцев. Из-за отдаленности и труднодоступности этого региона быт и жизненный уклад местных жителей меньше всего поддавались чужеродному влиянию. Благодаря сложившейся культурной автономии, на Русском Севере особым образом чтились традиции и сохранялось более чуткое и чувствительное отношение к любому вмешательству извне. Все это стало благодатной почвой для укрепления старообрядческой традиции, здесь она достигла своего расцвета.


4

Соловецкое сидение

Настоящей цитаделью идеологии староверов стал Спасо-Преображенский Соловецкий монастырь, монахи которого сразу же не одобрили «книжную справу» и вступили в активную полемику со сторонниками реформ. В результате Русский Север пережил одно из своих самых трагических событий, известное как «Соловецкое сидение». Насельникам монастыря, единодушно отказавшимся принять реформы Патриарха Никона, пришлось самоотверженно держать осаду царских полков на протяжении почти восьми лет — с 1668 по 1676 год.

Неизвестно, сколько бы они еще продержались за могучими стенами обители, если бы не предательство инока Феогноста, указавшего государевым воинам тайный путь для штурма. В результате из 500 защитников монастыря в живых осталось только 14 человек. Большинство погибли, отражая атаку, а остальных жестоко казнили.


5

Выговская пустынь

Преемницей Соловецкого монастыря и следующей цитаделью старообрядчества стала Выговская пустынь, или, как ее еще называли, Выгорецкая киновия. Располагалась она в восточной части нынешней Карелии на берегу реки Выг, где после соловецкой трагедии поселились оставшиеся в живых монахи Спасо-Преображенской обители.

В 1702 году община Выговского монастыря официально получила от Петра I беспрецедентное по тем временам право использовать при богослужении старые книги. Благодаря этому пустынь превратилась в крупнейший на Руси культурный центр старообрядчества, пока обитель не была насильно упразднена при Николае I в 1855 году.


6

Северные нестяжатели

Несмотря на общежительный монастырский устав Выговской общины, в среде староверов получил также широкое распространение и монашеский опыт северных (заволжских) нестяжателей — последователей учения преподобного Нила Сорского.

В отличие от сторонников так называемых монахов-ревнителей, последователей преподобного Иосифа Волоцкого, они считали недопустимым владение всяким имуществом и придерживались строго уединенного скитского жития. Такой обиход характерен для монашествующих староверов, вынужденных уходить в глухой затвор и скрываться в лесной глуши от преследования властей.

Предприниматель и публицист Владимир Павлович Рябушинский (1873–1955) в своей статье «Корни старообрядческой психологии» подчеркивал, что среди пустынножителей-староверов «можно найти немало подлинных созерцателей». Он писал, что «скитское житие, любимая форма монашеского жития у Нила Сорского, получила большое развитие у старообрядцев».


7

Беспоповство

Именно для старообрядцев Русского Севера характерно такое явление, как беспоповство — крайняя форма раскола, наиболее отстраненная от учения Православной Церкви. В этом регионе оно развивалось особенно активно.

Беспоповцы считают, что истинные священники могли быть только старого, дореформенного рукоположения. Следовательно, все нынешние иереи таковыми не являются и никакого священства христианам для спасения души уже не требуется. Именно среди беспоповцев со временем стали распространяться различные толки, рождавшие радикальные или, как их раньше называли, «изуверные» секты.

Причину активного распространения беспоповства на Русском Севере справедливо связать с мировоззрением его свободолюбивых обитателей. Так исторически сложилось, что крестьяне северных губерний платили подати, а крепостное право здесь не распространялось. Они были избавлены от той личной зависимости, которую испытывали на себе селяне Центральной России. Государство для северян во всех смыслах было значительно дальше, что и сказалось на их независимом нраве.

Как раз из упомянутой Выговской обители, оплота северного старообрядчества, спрятанного в глухих лесах Олонецкой губернии, вышли такие согласия (то есть объединения, группы) беспоповцев, как филипповское и поморское. Последнее известно под названием «Древлеправославная поморская церковь».

Говоря о культурной автономии Русского Севера, следует добавить, что старообрядцы, пустив здесь глубокие корни, оставались независимыми от европейского влияния, посеянного в русском обществе Петром I. В этой изолированной среде им удавалось веками беречь исконные традиции, фольклор и древнюю церковную культуру. Но в ХХ веке советское лихолетье основательно подрубило сохранившиеся корни старообрядчества по всему Отечеству — в том числе и на Русском Севере.